.
SongsText.Ru

Текст песни Ю. Визбор — Волейбол на Сретенке, слова песни слова песни и перевод

Оригинальный Текст песни Ю. Визбор — Волейбол на Сретенке, слова песни и перевод

А помнишь, друг, команду с нашего двора,
Послевоенный — над веревкой — волейбол,
Пока для секции нам сетку не украл
Четвертый номер — Коля Зять, известный вор.

А первый номер на подаче — Владик Коп,
Владелец страшного кирзового мяча,
Который если попадал кому-то в лоб,
То можно смерть установить и без врача.

А пятый номер, наш защитник, Макс Шароль,
Который дикими прыжками знаменит,
А также тем, что он по алгебре король,
Но в этом двор его нисколько не винит.

Саид Гиреев, нашей дворничихи сын,
Торговец краденным и пламенный игрок.
Серега Мухин, отпускающий усы,
И на распасе — скромный автор этих строк.

Да, вот это — наше поколение, —
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.

А вот противник — он нахал и скандалист,
На игры носит он то бритву, то наган:
Здесь капитанствует известный террорист,
Сын ассирийца, ассириец Лев Уран,

Известный тем, что, перед властью не дрожа,
Зверю-директору он партой угрожал,
И парту бросил он с шестого этажа,
Но, к сожалению для школы, не попал.

А вот и сходятся два танка, два ферзя,
Вот наша Эльба, встреча войск далеких стран:
Идет походкой воровскою Коля Зять,
Навстречу — руки в брюки — Левочка Уран.

Вот тут как раз и начинается кино.
И подливает в это блюдо остроты
Белова Танечка, глядящая в окно, —
Внутрирайонный гений чистой красоты.

Ну что, без драки? Волейбол так волейбол!
Ножи отставлены до встречи роковой,
И Коля Зять уже ужасный ставит "кол",
Взлетев, как Щагин, над веревкой бельевой.

Да, и это наше поколение —
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.

Мясной отдел. Центральный рынок. Дня конец.
И тридцать лет прошло — о Боже, тридцать лет! —
И говорит мне ассириец продавец:
"Конечно, помню волейбол. Но мяса нет!"

Саид Гиреев — вот сюрприз! — подсел слегка,
Потом опять, потом отбился от ребят.
А Коля Зять пошел в десантные войска,
И там, по слухам, он вполне нашел себя.

А Макс Шароль — опять защитник и герой,
Имеет личность он секретную и кров.
Он так усердствовал над бомбой гробовой,
Что стал членкором по фамилии Петров.

А Владик Коп подался в городок Сидней,
Где океан, балет и выпивка с утра,
Где нет, конечно, ни саней, ни трудодней,
А также нету ни кола и ни двора.

Ну, кол-то ладно — не об этом разговор, —
Дай Бог, чтоб Владик там поднакопил деньжат.
Но где найдет он старый cретенский наш двор? —
Вот это жаль, вот это, правда, очень жаль.

Ну, что же, каждый выбрал веру и житье,
Полсотни игр у смерти выиграв подряд.
И лишь майор десантных войск Н.Н.Зятьев
Лежит простреленный под городом Герат.

Отставить крики! Тихо, Сретенка, не плачь!
Мы стали все твоею общею судьбой:
Те, кто был втянут в этот несерьезный матч
И кто повязан стал веревкой бельевой.

Да, уходит наше поколение —
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.

The original Text of the song of Yuri Vizbor — Volleyball on Sretenka, the lyrics and the translation

And remember, friend, the team from our yard,
Post-war — over rope — volleyball,
While section of the us grid is not stolen
The fourth room — Kohl’s-in-law, a famous thief.

And the first room on the pitch — Vlad COP
The owner is a terrible canvas of the ball
If that hit someone in the forehead,
It is possible to set death without medical attention.

And number five, our protector, Max Charolles,
Which wild leaps of famous
And also the fact that he algebra the king,
But in the yard it does not blames.

Said Gireiev, our dwornicki son,
Dealer of stolen goods and fiery player.
Serge Mukhin, issuing a mustache,
And raspasy — humble author of these lines.

Yes, that is our generation —
A vestige in the current worlds
Like semi-rigid mounting
Or radiograms in the courts.
Like semi-rigid mounting
Or radiograms in the courts.

But the enemy — he’s a boor and a brawler,
In game he wears a shaver, the revolver:
Here capitalsthe a known terrorist,
The son of Assyrian, Assyrian lion Uranium

It is known that before the power without trembling,
The beast-Director he school was threatened
The Desk and threw it from the sixth floor,
But unfortunately for the school, were not included.

And here converge two tanks, two Queens,
Here’s the Elbe, meeting troops far countries:
Is gait Kohl’s thieves-in-law,
Forward — hands in pants — Uranium.

Here again, and the movie begins.
And adds to this dish sharpness
Tanya Belov, staring out the window, —
Intra genius of pure beauty.

Well, without a fight? Volleyball as volleyball!
Knives set aside before meeting fatal
And Kohl’s-in-law puts the already terrible «number»,
Taking off like Magin over the rope clothesline.

Yes, and it’s our generation
A vestige in the current worlds
Like semi-rigid mounting
Or radiograms in the courts.

Meat Department. Central market. The end of the day.
Thirty years have passed — Oh, thirty years! —
And tells me Assyrian seller:
«Of course I do volleyball. But no meat!»

Said Gireiev — what a surprise! — hooked slightly,
Then again, then broke away from the guys.
While Kolya-in-law went to the assault troops,
And, according to rumors, he quite found himself.

And Max Charolles — again defender and hero
He has a personality a secret, and shelter.
He was so zealous bomb on the coffin,
What was the corresponding member by the name of Petrov.

And Vlad COP went to the town of Sydney,
Where the ocean, ballet and booze in the morning
Where there is, of course, no sleigh, no workdays
And no no stake and no yard.

Well, number okay — not talking about it, —
God forbid, that Vladik there I save up some money.
But where he will find the old Sretensky our yard? —
It is a pity, that is really sorry.

Well, each chose faith and life,
Fifty games at the death winning streak.
And only major assault forces N. N.- Law
A bullet lies near the city of Herat.

Belay that screaming! Quiet Sretenka, don’t cry!
We were all thy common fate:
Those who were involved in this frivolous match
And who was tied with a rope clothesline.

Yes, leaving our generation
A vestige in the current worlds
Like semi-rigid mounting
Or radiograms in the courts.

Если вы нашли опечатку или ошибку в словах или в переводе текста песни, просим сообщить об этом в комментариях.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *